Дом, в котором жил Скрябин: из чего состоит мемориальный музей композитора

обсудить на форуме
10 октября Мемориальный музей Скрябина отмечает 100-летие. По случаю юбилея - виртуальная экскурсия с остановками у самых интересных экспонатов.
1912 год. В дом в Большом Николопесковском переулке въехал композитор и пианист Александр Скрябин со своей семьей. Несколько комнат, которые он здесь снял, стали его последним жильем: Скрябин умер аккурат в день истечения срока аренды, 14 апреля 1915 года по старому стилю.

Мемориальный музей открылся здесь спустя всего три года — вещи, которые окружали композитора при жизни и были ему дороги, остались на своих местах. Тайны, курьезные и мистические истории, которые они хранят, — в материале mos.ru.
Модель светового аппарата «Прометей»
В квартиру в Большом Николопесковском Скрябин привез цветосветовой аппарат. Его изготовили по собственным эскизам композитора для сопровождения исполнения симфонической поэмы «Прометей», написанной в 1910 году. «Прометей» стал первым в мире светомузыкальным произведением. Скрябин ввел в партитуру партию света, записанную обычными нотами и предназначенную для исполнения на световой клавиатуре.

Квартиру композитор выбирал такую, в которую было бы проведено электричество, необходимое для экспериментов с цветомузыкой. Для друзей Скрябин играл «Прометея» на рояле, а его супруга исполняла партию света. Шторы в это время опускали, и гости любовались игрой оттенков.
Рояль Bechstein
В год переезда компания Bechstein подарила Скрябину фирменный рояль. Инструмент установили в кабинете, где композитор проводил большую часть времени. По сути, он стал рекламным лицом компании — взамен ее представители попросили об упоминаниях в концертных программках. Расчет был на поклонников-музыкантов: когда они узнавали, на каком рояле играет кумир, покупали себе такой же.
На этом инструменте (он по-прежнему стоит на том же месте), кроме Скрябина, играли его друзья — Сергей Рахманинов, Владимир Софроницкий, Владимир Горовиц. А сегодня самые известные пианисты считают честью просто прикоснуться к роялю, и иногда такая возможность действительно выпадает. Он звучит дважды в год: в день рождения и в день памяти Скрябина (6 января и 27 апреля). Специалисты говорят, что для своего возраста рояль работает отлично.

«Восточный мудрец»
Музыку Скрябин писал, стоя за конторкой, которую купил на гастролях в Бельгии. Над ней он повесил картину своего близкого друга, художника Николая Шперлинга, «Восточный мудрец». Сам Александр Николаевич называл ее «Темный», трактуя героя как некоего черного, «неправильного» Христа (внешне они действительно похожи). В руках у Темного символ мудрости — светлый цветок лотоса. Эта двойственность нравилась Скрябину. Он говорил, что картина его вдохновляет, поэтому должна быть всегда на виду.

В музее можно увидеть и другие картины Шперлинга — «Рыцарь Жиль де Рэ», Tibi, purissima, «Траурный марш». Последняя, кстати, была создана под впечатлением от одного из скрябинских произведений.
Композитор всю жизнь хотел побывать на Востоке — в Индии или Египте. Сначала он просто откладывал путешествие, потом препятствовали обстоятельства — Скрябин умер, так и не съездив ни в одну из этих стран. А вот Шперлинг, пройдя Первую мировую и Гражданскую войны, эмигрировал сначала в Турцию, потом в Египет, а затем в Грецию, где ему предложили работу. По пути туда он счел своим долгом ненадолго заехать в Индию, отдав тем самым дань уважения покойному другу.

Телефон
Еще до приезда Скрябина хозяин квартиры установил в ней телефон фирмы «Эриксон» — по тем временам предмет роскоши. К 1912-му во всей Москве насчитывалось только около 40 тысяч абонентов.
Телефон раздражал Скрябина, если начинал звонить во время работы и отвлекал его. Мастер приходил в ярость и готов был даже выбросить аппарат из окна. Но если он сам говорил по нему, то заставить композитора положить трубку было практически невозможно: телефонный разговор — одно из тех удовольствий, от которых Скрябин был не в силах отказаться.
Кстати, номер у композитора был такой: 3-36-30.

Фонарь
Внимательные гости заметят на потолке в прихожей фонарь. До недавнего времени сотрудники музея считали, что это какой-то восточный сувенир — как известно, Скрябин их обожал и коллекционировал. Поэтому фонарю не придавали особого значения.
Но однажды они заметили на дне фонаря буквы IHS, что расшифровывается как Iesus Hominum Salvator — вариант записи имени Иисуса Христа («Иисус, спаситель человечества»). Этот символ был известен еще со времен средневековой Европы.
Вокруг буквы Н — крест и три гвоздя, так аббревиатуру писали иезуиты. Однако на сегодняшний день никакой связи между Скрябиным и приверженцами этого ордена не обнаружено. С другой стороны, для иезуитского символа как будто не хватает важной детали — круга солнца (с 16 или 32 лучами). Но это только на первый взгляд. Если в помещении выключить свет, оставив немного, то на потолке, над самым фонарем, образуется то самое солнце с 16 лучами — за счет вентиляционных отверстий в верхней части фонаря и прохождения через них остатков света.
О том, откуда у Скрябина взялся этот фонарь и какое значение ему придавал хозяин, остается только догадываться.

Дачная фотография
В гостиной есть фотография, сделанная через год после переезда в квартиру — летом на съемной даче. На ней — Скрябин с супругой Татьяной Федоровной и сыном Юлианом. Композитор в тот день решил поехать на дачу при галстуке, в светлой обуви и белых брюках, которые подвернул, чтобы не запачкать.
О его деликатном отношении к предметам гардероба слагали легенды. Однажды он собирал чемодан, в который нужно было сложить блузку Татьяны Федоровны с пышными рифлеными рукавами. Композитор не мог ничего придумать, чтобы кружева и рюши не помялись, а потому в итоге засунул в рукава по башмаку, уверенный, что они-то точно помогут удержать форму. Татьяна Федоровна, увидев это, мужа строго отчитала.

Концертный фрак
Сохранился и фрак композитора, в котором он выступил на своем последнем концерте в 1915 году. Тогда он играл в малом зале Петроградской консерватории и, как всегда перед выходом на сцену, очень нервничал.

Первое, на что посетители музея чаще всего обращают внимание, — размер фрака: 44–46. Становится понятнее, почему Александр Николаевич не стал военным, хотя и учился в кадетском корпусе.
Среди сотрудников музея есть легенда: если дотронуться до стекла, за которым находится фрак, можно понять, принимает тебя Скрябин или нет. Важное условие: прикасаться нужно к правой стороне. Если принимает, то стекло будет теплым, если нет — холодным.
Автор:
Источник:
Дата:
10 октября 2018 в 10:00
Официальная
Фоторепортаж
Адреса:

Здание

Николопесковский Б. пер, д 11 стр 1

Комментарии

0
Добавить комментарий